StampKeeper
Понедельник, 2017-11-20, 0:42 AM
| RSS
Главная Статьи
Меню сайта
Категории раздела
Начинающим филателистам [17]
Начинающим филателистам
Филaтелия как искусство [14]
Филaтелия как искусство
Филателия и бизнес [15]
Филателия и бизнес
История мировой почты [22]
Здесь находятся статьи, посвященные мировой почте, ее развитию и важным историческим вехам в развитии почтового и марочного дела
История русской почты [21]
Все про русскую почту, про ее развитие, важнейшие события от первой русской марки до наших дней
Филателия в лицах [21]
Аферы и фальсификации [10]
Знаменитые марки [24]
Общее [20]
Наш опрос
Материалы о чем Вы бы хотели чаще видеть на сайте?
Всего ответов: 234
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Филателия в лицах

Филателистическая коллекция Фаберже
В 1916 г . Агафон уходит из отцовской фирмы и открывает антикварный магазин. Его уходу предшествовали драматические события. В ту пору в фирме пропала крупная сумма денег, при этом кража была обставлена так, что обвинили в ней Агафона. Оскорбленный недоверием, он не только ушел из фирмы, но и перестал общаться с родными. Карл Фаберже, учредивший тогда вместе с несколькими сотрудниками акционерное общество, наделил акциями трёх сыновей - Евгения, Николая и Александра, а Агафона обошел. Только спустя десять лет стало известно, что деньги похитил человек, бывший доверенным лицом Карла Фаберже. Позже, при ликвидации фирмы, он присвоил бриллианты и ювелирные украшения, а также средства, которые Карл Густавович перед своим отъездом за границу выделил для помощи старым и немощным мастерам. После Февральского заговора против царя, антикварная торговля шла у Агафона Карловича бойко. Состоятельная публика, покидая Россию, распродавала раритеты. В покупателях - миллионерах-нуворишах недостатка не было. Октябрьский переворот, начавшийся грабежами, заставил А.Фаберже закрыть магазин.

В апреле 1918 г . Петроградская ЧК получает донос: А.Фаберже похитил из Зимнего дворца мебель и другое царское имущество. Пришлось с документами в руках доказывать, что старинные комоды и бюро, китайские и японские вазы, часы и канделябры были куплены у графа Бенкендорфа, квартировавшего в Зимнем дворце и вывезены с разрешения дворцового коменданта. В июне 1918 г ., Агафон Карлович снова открывает антикварный магазин. Террор, развязанный большевиками после убийства Урицкого, заставляет его тайно переправить в Финляндию жену и пятерых детей. Не сделай он этого - два старших сына, успевшие повоевать в армии Юденича были бы расстреляны. В декабре 1918 г . большевики закрыли все антикварные магазины. А.Фаберже устраивается переводчиком в датское посольство. Через полгода по новому доносу он был арестован чекистами на этот раз по обвинению в спекуляции и отправлен в концлагерь. Вскоре после ареста на его даче был устроен погром. Было изуродовано и поломано всё, что нельзя было унести. Больше года Агафон Фаберже провёл в концлагере, где его как "буржуазную контру" трижды выводили на расстрел. Пытки и голод не прошли даром - 44-летний мужчина сильно постарел и стал седым, его дом, дача и имущество были конфискованы.

В конце 1920 годов власти привлекают А.Фаберже к срочной секретной работе - оценке большой партии бриллиантов. После подписания мира с Эстонией, большевики нашли канал для контрабандного вывоза золота и драгоценных камней. В Ревель на подпольные аукционы съезжались заинтересованные торговцы. Узнав, что большевики привезли бриллианты "вёдрами", они решили сбить цену и отказались покупать камни. Торгпреды телеграфировали Ленину, что эксперты намеренно завысили цену и камни продать невозможно. А.Фаберже был вновь арестован по обвинению в саботаже. Через некоторое время власти, узнав о связях Агафона Карловича с сотрудниками финской дипломатической миссии, задумали сделать из него своего агента. Вышел он из тюрьмы только после того как дал подписку работать на ГПУ. Но не желая брать грех на душу, А.Фаберже сознался во всём своим финским знакомым. Какое то время Агафон Карлович пытался устроиться на какую-нибудь работу. Помог академик А.Е.Ферсман, пригласивший его на работу в комиссию по изучению производственных сил России при Академии наук.

В конце 1921 г . Гохрану для описания драгоценностей потребовались хорошие специалисты. Заместитель наркома финансов А.М.Кранощеков уговаривал Фаберже и еще нескольких питерских экспертов заняться этой работой. Но те не соглашались, помня недавнюю расправу над 18 сотрудниками Гохрана, расстрелянными по обвинению в хищениях. А.Фаберже, входивший в пятерку лучших геммологов России, был очень необходим наркому финансов. И тогда, набравшись смелости, Агафон Карлович рискнул выдвинуть условие: ему возвращают квартиру, коллекции антиквариата и марок. Л.Троцкий, возглавлявший "Комиссию по изъятию ценностей", лично приказал вернуть Фаберже конфискованное имущество.

В марте 1922 г . в Оружейной палате эксперты, возглавляемые Ферсманом, открыли сундуки с царскими сокровищами. Сохранённый ими каталог надолго попал в спецхран. Ибо уже летом 1923 г . началась тайная распродажа уникальных ювелирных изделий. Но на этом в Гохране работа для А.Фаберже не закончилась. Хранилища были завалены мешками с награбленными драгоценностями. Их пытались по дешевке продать на Западе. Но эмигранты-владельцы, узнав свои вещи, срывали аукционы. Тогда было решено "раскурочить" изделия и сбыть по отдельности камни и золото. Оценкой камней занимался А.Фаберже. Внешне его семья жила благополучно - он зарабатывал столько, что жена могла сидеть дома. За сыном Олегом, родившимся в 1923 г ., ухаживала нянька. Никто не догадывался, что супруги пребывали в постоянном страхе - как за своё будущее, так и за будущее своих детей. И тогда А.Фаберже задумал бежать за границу. Но, прежде всего он постарался переправить туда свои ценности. Постепенно друзья-дипломаты перевезли в Финляндию коллекцию марок, несколько ковров и картин; нашли рыбаков-финнов, которые пообещали помочь с переходом границы. Декабрьской ночью 1927 г . по замерзшему заливу на санках семью перевезли в Финляндию. Красноармейцы, обстрелявшие беглецов, ранили только Агафона Карловича.

Полгода семья жила в гостинице, потом купили дом-особняк в пригороде Хельсинки на острове Бренд. После реставрации дом превратился в роскошную виллу с цветочными газонами, бассейном и теннисным кортом. Позже у Фаберже появился автомобиль. К ним приходило много соотечественников с просьбой о помощи. Участливый Агафон Карлович, хлебнувший нужды в Советской России, почти никому не отказывал. Небольшие суммы жертвовал без отдачи, крупные давал взаймы под честное слово. Деньги мало кто вернул.

"Благодаря помощи наших друзей, отцу удалось начать новую жизнь в Финляндии на привычном уровне, - вспоминает сын Агафона Карловича Олег, - однако такое простое объяснение нашего хорошего материального положения не годилось для тех, для кого сплетня является основным хобби... В эмигрантских кругах распространился следующий слух: оказывается в мешке, что во время нашего бегства находился в четвертых санях, находились вовсе не зубные щетки и мыло, а он был битком набит бриллиантами!". Эти люди не только распускали слухи, но и слали доносы в ОГПУ о том, что А.Фаберже привез бриллианты царской семьи и торгует марками, украденными из питерского Музея почт и т.д. Узнав об этих слухах, Агафон Карлович испытал потрясение и прекратил общение с соотечественниками за исключением узкого круга старых друзей. Ни о каких царских бриллиантах, якобы украденных Фаберже из Гохрана, конечно же не могло быть и речи. После хищений в 1921 г ., Гохран был реорганизован Я.Юровским. В затылок экспертам дышали одни чекисты, другие производили внезапные дневные и ночные ревизии-налёты. Деньги у семьи Фаберже появились от продажи богатейшей коллекции марок, которую Агафон начал собирать с девяти лет.

До революции долгие годы А.Фаберже был членом С-Петербургского общества филателистов, о его собрании - лучшем в России - среди коллекционеров ходили легенды. В 1920 г ., когда конфискованную коллекцию передавали в музей, в ней насчитали 311447 экземпляров! Как уже было сказано, по приказу Троцкого филателистическую коллекцию Фаберже вернули. В Финляндии он поделил коллекцию на две части - главную и второстепенную. Частичная продажа второстепенной части дала ему средства на покупку дома, при этом крупная сумма была присвоена ловкачом-адвокатом при оформлении документов. Впрочем, даже продажа марок не спасла Фаберже от долгов, ремонт и устройство дома вынудили Агафона Карловича взять взаймы у друзей.

В 1933 г . Фаберже привёз в Вену на выставку главную часть своей коллекции. Коллекционеры были потрясены, увидев редчайшие почтовые марки староитальянских государств, Нового Южного Уэльса, Аргентины, Норвегии и мн. др. Англичане предложили Агафону Карловичу заём на 18000 фунтов под марки, которые должны были храниться в Лондоне. Из-за долгов он вынужден был согласиться.

Расплатившись с друзьями, А.Фаберже попытался собрать средства для выкупа марок: заложил дом, мебель, но денег не хватало. Тогда он передал знакомым для продажи в США четыре старинные скрипки, восемь резных фигурок фирмы Фаберже (они принадлежали семье Николая II, а в 1920-е годы Агафон купил их в комиссионке) и жемчужное ожерелье жены. Знакомые исчезли. Впоследствии один из этих людей открыл в Нью-Йорке антикварный магазин. В итоге собрать нужную сумму для выкупа коллекции так и не удалось. Коллекция была распродана по частям (см. 16). Ее выставили на Гармерский аукцион. Желая спасти коллекцию, Агафон переслал в Англию дополнительные материалы, но ему удалось только отодвинуть срок проведения аукциона. Объем продаж был огромен. Коллекцию разделили на четыре части, по которым издали одинаковое количество каталогов общего объема. К этому времени в Европе уже начиналась война. Во время войны основными покупателями стали американцы и англичане. Денег за свои марки А.Фаберже так и не получил. Хотя там были уникальные вещи, такие как пары и шестерки первых финских марок на конвертах и один конверт с четырьмя парами 5-копеечных овальных марок. Через руки Агафона Фаберже в разное время прошло около 80 процентов классического материала Финляндии и России. После Гармерского аукциона Фаберже совершенно потерял веру в честность и доброжелательность людей. До сих пор осталось тайной, кто приобрел основную часть материала (см. 17)..

В 1940 году семья Фаберже была вынуждена покинуть свой особняк, который был продан с молотка, и снять скромную квартиру. С долгами Агафона Карловича после его смерти в 1951 году постепенно расплачивался сын Олег.

В этот довоенный период в коллекции А.Фаберже собрались уже все три известные экземпляра марки Тифлисской городской почты. Агафон Фаберже, к сожалению, не оставил никаких записок, пропали его уникальные знания о самых редких марках мира. И, возможно, так и не удалось бы проследить историю Тифлисской уники в этот период, если бы не письмо его сына Олега присланное в редакцию одного из московских изданий в конце 80-х годов и частично опубликованное в «Независимой газете» лишь в 2002 году.

Судя этому письму, живший в Финляндии Олег Агафонович, следил за публикациями о тифлисской знаменитости. В его поле зрения попала одна статья на русском языке. В 1988 году она вышла из-под пера А.Вигилева, опубликовавшего ее в журнале «Филателия СССР» (см. 11).

В своем письме в редакцию Олег Агафонович Фаберже со многими утверждениями А.Вигилева, когда он переходит на язык конкретных фактов, категорически не соглашается. В статье говорится, пишет Олег Агафонович, что "Фаберже никому не сообщил о своей находке". Речь идет о Тифлисской унике.

«Но, во-первых, это не была находка, а во-вторых, не было нужды сообщать, так как в Петербургском филателистическом обществе это и без того было известно.

...До 1917 г . Агафон Карлович приобрел два экземпляра тифлисской марки. Один, самый лучший, от Агара Ромьяновича Кирхнера, второй - от В.Верхмейстера. Потом, уже в 1920-х годах, в связи с продажей коллекции Феррари ему удалось купить третий экземпляр...»

«Автор статьи (А.Вигилев), - продолжает Олег Фаберже, - уверяет, что собрание оставалось недоступным до 1958 г ., когда наследники продали коллекцию на международном аукционе. Все это чистая фантазия и чепуха. Части коллекции Агафона Карловича, включая и три тифлисские марки, были выставлены на самой первой филателистической выставке Финляндии уже в 1928 г . в Хельсингфорсе. Затем все три марки были выставлены на международной выставке WIPA в 1933 г . в Австрии...

Все, что выставлено на WIPA-33, после выставки было заложено и прямо оттуда перевезено в Лондон, где и пролежало до разгара Второй мировой войны. Тогда - да, именно тогда, когда всякие отношения между странами стали невозможны, потребовали выкупить заложенные коллекции! Это, конечно, было невозможно, и коллекции были проданы на аукционе Хармера в Лондоне в ноябре 1939 г . Конечно, НЕ НАСЛЕДНИКАМИ, которых тогда и быть не могло. Агафон Карлович прожил до октября 1951 г ." (см. 18).

И далее Олег Фаберже подробно живописует пребывавшие в забвении судьбы трех экземпляров семейной коллекции: "Разумеется, редчайшие объекты коллекции были проданы за гроши. В аукционе участвовать могли почти только коллекционеры, проживавшие в Англии. Вообще всю эту продажу можно назвать очень грязным делом. <...> На этом аукционе 20 ноября 1939 г . самый лучший экземпляр тифлисской марки купил за 28 фунтов стерлингов некто John Wilson - одно из тех двух лиц, которые еще в 1933 г . охотно дали в заем под коллекции. Где этот экземпляр теперь, мне неизвестно, но есть повод подозревать, что в Швейцарии. (По нашей информации: марку действительно приобрел известный коллекционер и знаток русских марок Збигнев Микульский, проживающий в Швейцарии).

Второй по сохранности экземпляр купил Ш.Лавров за 25 фунтов , причем для коллекции Ch. Stibbe. А когда эта коллекция продавалась 2 октября 1957 года, ее купил P.V.Davidson за 180 фунтов . Эта марка попала впоследствии в коллекцию R.W.Baighman, а при ее реализации на аукционе фирмы "Зигель" в Нью-Йорке продана 24 марта 1971 г . за 7500 долларов. Затем она фигурировала в связи с аукционом N.D.Epstein 15 октября 1985 г . Подробности неизвестны. (По нашей информации: оказавшись вначале в коллекции Нормана Эпштейна, "тифлисская марка" в 1985 году обрела на аукционе Хармера в Нью-Йорке нового владельца. Теперь уже за 9000 долларов (при стартовой цене в 7500). Этим экземпляром пополнил свое собрание также Збигнев Микульский).

Ну, а третий экземпляр, самый слабый по сохранности, упоминался 19 февраля 1958г. При продаже коллекции Н.С.Goss он ушел за 175 фунтов стерлингов. След его потерян» (см.18).

В дальнейшем, все известные экземпляры Тифлисской уники из коллекции А.Фаберже, оказались в коллекции известного швейцарского филателиста и мирового эксперта в области почтовых марок Збигнева Микульского.

Имя З.Микульского более полувека неразрывно связано с классической российской филателией. Он является одним из самых уважаемых членов Международной ассоциации филателистических экспертов (A.I.E.P.) по Восточной Европе. Два собрания Микульского были признаны одними из лучших в мире: «Королевство Польское» и «Российская империя». За многие годы своего коллекционирования З.Микульский достаточно много консультировался с такими известными мировыми авторитетами в области филателии, как Ferrary, Agathon и Oleg Faberge, Baron Rothschild, H.C.Goss, R.Boughman, J.Wilson, Epstein, M.Liphshutz. Кроме того, Збигнев Микульский, как ведущий, всемирно признанный знаток российской филателии и как официальный эксперт по выпускам России, постоянно приобретал многочисленные раритеты из собраний Феррари, Фаберже и других известнейших мировых коллекций. Поэтому совсем не удивителен интерес этого уважаемого в мире почтовых марок человека к таким уникальным знакам почтовой оплаты, как Тифлисская уника. Именно благодаря З.Микульскому эти марки вновь увидели свет на всемирных филателистических выставках.

В России они были впервые показаны на Всемирной филателистической выставке «Москва-97» в октябре 1997 года (см. 19). Доставлены марки были, как величайшая ценность, и на выставке заняли место в «Почетном классе». Там же, где размещаются редчайшие марки мира и где были выставлены коллекции английской королевы Елизаветы II и князя Монако Ренье III.

Учитывая особый статус Тифлисской уники (напомним, она не только выпущена на полгода раньше первой официальной марки Российской империи, но и, по сути, первая марка, изданная на территории Грузии), это событие не могло остаться не отмеченным и в Грузии. В 1997 году были выпущены юбилейный блок и марка с изображением марки Тифлиса.

А уже в 1998 году два лучших экземпляра Тифлисской марки из коллекции А.Фаберже вновь меняют владельца. При посредничестве компании «Doren Finance Ltd.» Збигнев Микульский продает их новому хозяину.



Источник: http://www.rusfs.narod.ru/int02/tislis/tifl3_2.htm
Категория: Филателия в лицах | Добавил: maridena (2009-11-22)
Просмотров: 1655 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Copyright Salesoft© 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz