StampKeeper
Среда, 2017-04-26, 1:02 PM
| RSS
Главная Статьи
Меню сайта
Категории раздела
Начинающим филателистам [17]
Начинающим филателистам
Филaтелия как искусство [14]
Филaтелия как искусство
Филателия и бизнес [15]
Филателия и бизнес
История мировой почты [22]
Здесь находятся статьи, посвященные мировой почте, ее развитию и важным историческим вехам в развитии почтового и марочного дела
История русской почты [21]
Все про русскую почту, про ее развитие, важнейшие события от первой русской марки до наших дней
Филателия в лицах [21]
Аферы и фальсификации [10]
Знаменитые марки [24]
Общее [20]
Наш опрос
Материалы о чем Вы бы хотели чаще видеть на сайте?
Всего ответов: 231
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Филaтелия как искусство

Марка достойна внимания!
– Александр Владимирович, сначала – личный вопрос: когда вы решили стать художником? Как происходило ваше творческое становление?

– Рисовать я любил с детства. Где-то в четырнадцать лет понял, что рисунки у меня получаются, в общем-то, получше, чем у других ребят из класса. В дальнейшем моя судьба определилась, и я стал художником. В 1964 году получил первое место в конкурсе самодеятельных художников Московской области по плакату. Затем работал в художественной мастерской Мосторга, где, собственно, и началась моя творческая биография как художника-оформителя. В 1976 году поступил в комбинат декоративно-оформительского искусства Художественного фонда России. Оформлял музеи во Владимире, павильоны на ВДНХ, учился у старых мастеров – таких как В.П.Новицкая, Я.Б.Белопольский. В общей сложности в комбинате я проработал семь лет. После этого находился в длительной командировке в Монголии, где занимался выставками, монументальными панно и т.д.

Но скажу откровенно – сердце мое всегда тяготело к миниатюре. В ней был мой главный интерес. Большую роль в исполнении этой заветной мечты сыграл один из старейших миниатюристов России Иван Николаевич Козлов. Тогда в Издатцентре он был главным художником. Попробуй, говорит, нарисовать конверт! Я нарисовал – и получилось. Так моя жизнь оказалась непосредственно связанной с марками. Вообще-то я, тогда еще молодой человек, даже и не мечтал попасть в Издатцентр. Мне говорили: «Да ты что? Забудь и даже не пытайся ничего предпринимать! Туда берут только членов Союза художников, людей маститых, опытных. А ты кто такой?» В жизни все оказалось иначе – и я был радушно принят в творческий коллектив Издатцентра. Там я ощутил и заботу, и поддержку, и искреннее участие в своей судьбе как художника-миниатюриста.

– А как в среде художников реагировали на вашу профессию? Не было ли подчас какого-то недопонимания, высокомерия? Ведь миниатюра, в отличие от монументальных и даже станковых работ, совсем не видна, да и выставки ее устраиваются не часто. А значит, и со славой возникают какие-то проблемы, не так ли?

– Бывало всякое. И недопонимание, и даже некое пренебрежение. Действительно, миниатюру почти не видно. Но это не значит, что наш труд напрасен. Великое, как известно, часто скрывается именно в малом, а миниатюра – такое же полноценное произведение искусства, как, скажем, и классические образцы станковой живописи. Более того, миниатюрист может написать любые работы крупного масштаба, а вот обычный художник миниатюры, как правило, сделать не может. Профессия миниатюриста сложна, многогранна и поистине прекрасна. Но в настоящий момент профессионалов в этой области мало: у нас работает 10–15 таких специалистов. Мы очень нуждаемся в увеличении их числа. Для талантливых миниатюристов, любящих свою профессию, двери Издатцентра «Марка» всегда гостеприимно открыты.

– Ваша должность – главный художник. Слово «художник» говорит о творческой составляющей вашей работы, а «главный» – об административной. Трудно ли сочетать эти два качества и в какой пропорции в вашей работе находятся творчество и администрирование?

– Начну с административных моментов. Это, прежде всего, работа с художниками, большинство которых – внештатники. Их около 70 человек, включая фотокорреспондентов, художников-марочников и художников-открыточников. Есть еще работа с художественными редакторами. С ними мы обсуждаем темы, сроки выполнения той или иной работы, реализуем тематические планы выпусков. Ежегодно мы выпускаем не менее 60 марок, более трехсот конвертов, а сувенирных карточек, бывает, и более шестисот. А ведь есть еще телеграфные бланки, рекламные листовки, обложки, буклеты, да всего спектра полиграфической продукции и не перечислить! Кроме того, надо все время оценивать рынок, для чего мы постоянно работаем с маркетологами. Для этой цели составляются каталоги, которые рассылаются по всем почтовым отделениям, и на основе поступающих заявок определяется потребность (или ее отсутствие) в каждом конкретном наименовании.

– А какой минимальный тираж делает почтовую продукцию окупаемой?

– Если речь идет об открытках, то этот минимум – восемь – десять тысяч. Как правило, нам удается точно определить и потребность в том или ином сюжете, и оптимальный тираж. Все это довольно cложно. Простой пример: цветочные композиции, нарисованные кистью, сегодня не пользуются спросом. Люди желают покупать открытки, сделанные со слайдов с помощью компьютерной обработки. Это, на мой взгляд, не очень хорошая тенденция: в скором времени из-за нее мы рискуем лишиться многих профессионалов. А вот на Западе, скажем, рисованные открытки пользуются большим спросом, и это не удивительно: в них больше теплоты, чем в фотографиях. А с новогодними открытками картина иная: слайды среди них, наоборот, не пользуются успехом, а хорошо идут рисованные открытки. И мы уже знаем: нужно пять-шесть троек в упряжке, столько-то Дедов Морозов, зодиакальных и иных символов года.

– Честно сказать, уже непонятно: мы говорим об административных или творческих составляющих?

– Их разделить невозможно. Возьмем такое обычное для каждого художника понятие, как собственные вкусы и пристрастия. С одной стороны, тут все просто: нравится – не нравится. А с другой – если я буду следовать только собственному вкусу, представляете, как это отразится на всей продукции?! Так что приходится абстрагироваться от своих пристрастий, расширять границы вкуса. Но заметьте: расширять, а не отказываться совсем. Потому что есть пределы, за которые мы выйти никак не можем. О марках, конечно, и говорить не приходится: к ним требования гораздо жестче. Тем не менее, мы стараемся по мере возможности разнообразить нашу продукцию.
 

– А в чем специфика марок, открыток, конвертов по сравнению с другими миниатюрами? Ведь, скажем, книжная иллюстрация или графика на рекламном проспекте иной раз бывают примерно такими же по размеру.

– Главное требование, которое предъявляется к продукции – достоверность материала. При изображении исторического персонажа необходимо учитывать огромное количество деталей, таких как одежда, ордена, прически и т.д. И ни в одной из них нельзя ошибиться. И так практически в любой марке или открытке. Вот, казалось бы, самые безобидные – в этом смысле – изображения животных и растений. Но и в них есть масса коварных деталей. Представляете, какой-нибудь зверь будет гулять по лесу из деревьев, которые не растут в той местности, где этот зверь водится? Поэтому для консультаций мы привлекаем высококвалифицированных специалистов по разным областям знаний. Ну, и второе требование – лаконичность в сочетании с информативной насыщенностью. В буклете или книге можно сделать несколько иллюстраций, и в них отразится все содержание. Не говоря уже о том, что там есть еще и текст. И если какая-то его часть не будет проиллюстрирована, то это, в конце концов, никакая не беда. А в марке надо чисто визуально выразить все, чему она посвящена. Вот и приходится иной раз прибегать к многофигурным композициям, коллажам. И здесь возникает другая проблема, чтобы при уменьшении картинка не слилась в одно пятно. Кроме того, необходимо поместить некоторые обязательные надписи: номинал, год выпуска и т.д.

– Наверно, вам очень помогает компьютер?

– На этапе обработки рисунка – несомненно. С его помощью можно легко сделать цветовую раскладку, подобрать шрифт. Что же касается собственно работы художника, то здесь практически все делается вручную. Правда, на готовом рисунке компьютер опять-таки поможет убрать какие-то пятна, что-то разгладить. Другое дело, если используется слайд. Тут с помощью компьютера можно сделать множество самых разных операций – скажем, совместить в одном изображении детали разных снимков.

– А как в этом плане обстоят дела за рубежом?

– Да практически так же. Главное – кисть художника. Хотя, конечно, бывают разные варианты. Но все же самые традиционные темы: флора, фауна, портреты, как правило, рисованные. Вот только с техникой у них получше. Наша полиграфия пока отстает. Чтобы использовать какую-либо необычную технику (припрессовку золотом, серебром, конгревное тиснение), мы печатаем марки во Франции. Я до сих пор восхищаюсь, например, вышедшей маркой «Камея Гонзаго» – но, разумеется, не собственной работой, а ее великолепным полиграфическим исполнением. Или, скажем, серия «Кареты», или блок, посвященный 300-летию Санкт-Петербурга – как же они замечательно сделаны!
 

– Это все работы, уже известные нашим читателям. А чем вы порадуете нас в конце нынешнего и в 2004 году?

– Намечен выпуск примерно 70 марок, включая и блоки. Это чуть больше, чем обычно. Все перечислить, конечно, невозможно. Назову наиболее любопытные из них: в почтовом блоке и четырех марках, посвященных Екатерине II, мы хотим использовать металлографию. 250-летие Павла I тоже будет отмечено блоком и двумя марками – и тоже с использованием металлографии. А вот еще одна интересная историческая тема – 100-летие обороны Порт-Артура.

Мы завершаем цикл, посвященный монастырям России – в этом году выйдут последние 5 марок. Готовится серия «Патриотическая тема в современной живописи» Это очень сложная работа, так как имеет дело с многофигурными картинами. Если их просто уменьшить, то ничего, увы, не будет видно. Мы еще не решили, как быть. Скорее всего, возьмем отдельные наиболее выразительные фрагменты картин.

– А готовятся ли марки, интересные детям? Спрашиваем об этом, потому что именно они – будущие коллекционеры, и надо чем-то их увлечь.

– Непосредственно детских cказочных марок у нас пока в плане нет. Однако детей традиционно привлекают такие темы, как флора и фауна. Да и все исторические марки интересны: костюмы – девочкам, военные действия – мальчикам. А взять автомобили – тема, вроде бы, не детская. Но как она может быть интересна ребятам! Или, например, серия, посвященная знакам Зодиака, – 12 марок с использованием тиснения фольгой. Их тоже намечено печатать во Франции. Разве они не привлекут многих детей и подростков?

– А какие готовятся совместные выпуски?

– Будет совместная марка с Германией. Мы объявили конкурс, на котором разные художники представят свои тематические проекты: и наши, и немецкие. А потом мы сядем вместе и выберем один, наилучший.

– Что бы вы предпочли делать как художник: марку, открытку или конверт?

– Я бы расставил приоритеты так: марка, конверт, открытка. К тому же, если делается марка, то к ней обязательно нужен и конверт первого дня. Во всяком случае, я всегда начинаю работу с марки.
 

– Что бы вы хотели сказать нашим читателям?

– Дорогие друзья! Когда вы покупаете марку, помните, сколько людей вложили в нее свой труд и талант! Она достойна самого пристального внимания! Не смотрите на нее как на безликую наклейку! Вглядитесь в марки, находящиеся перед вами, и выберите ту, которая своей темой или исполнением вам больше всего понравилась.

И тогда мы будем знать, что наша работа не была напрасной!


Источник: http://www.marka-art.ru/magazines/StampArticle.jsp?id=438476
Категория: Филaтелия как искусство | Добавил: maridena (2009-08-10)
Просмотров: 743 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Copyright Salesoft© 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz